Retinal Disease. Выйти из сумрака.

Retinal Disease. Болезни сетчатки.

Тысячи петербуржцев смогут сохранить зрение, если город примет специальную медицинскую программу.

Катаракта, глаукома – об этих глазных болезнях мы наслышаны. Но вот о другой, не менее коварной неприятности со сложным названием «возрастная макулярная дегенерация» (ВМД) мало кто до поры до времени знает, а ведь это агрессивное заболевание сетчатки глаза прямиком ведёт к слепоте. Причем очень быстро: практически полностью потерять зрение человек может в течение одного года.

Основные факторы риска возникновения ВМД: генетическая предрасположенность, атеросклероз и сердечно-сосудистые заболевания, повышенная масса тела, неполноценное питание, курение. А также - светлая радужка глаза (из-за недостатка пигмента).

Цена трех уколов.

Механизм болезни известен. Под сетчаткой глаза начинают разрастаться новообразованные сосуды – неполноценные, с очень тонкими проницаемыми стенками. Кровь просачивается сквозь эти стенки и накапливается в слоях сетчатки – возникает отёк и происходит кровоизлияние. Болезнь подкрадывается незаметно, и никто не может сказать, насколько быстро она будет развиваться.

Число заболевших растет с возрастом: если среди 45-летних таковых в России 14%, то среди 65-70-летних уже 35%. Причём, у подавляющего большинства больных поражены оба глаза, что ведёт к неизбежной инвалидности.

В Петербурге, который занимает одно из первых мест в России по количеству страдающих сосудистыми заболеваниями, ситуация ещё напряжённее, ибо атеросклероз и сердечно-сосудистые беды – основные факторы риска развития дистрофии сетчатки глаз.

Долгое время это заболевание относилось к категории неизлечимых. Но несколько лет назад за рубежом создали луцентис – препарат очень эффективный, но дорогой: одна ампула стоит примерно 50 тысяч рублей. Вызвав буквально революцию в офтальмологии, он во всём мире стал настоящим спасением — лечение им позволяет не только замедлять прогрессирующее падение зрения, но зачастую даже восстановить его остроту.

Люди буквально прозревают! Главное – начать лечение вовремя.

А оно не травматично, проводится амбулаторно, без необходимости пребывания в стационаре. Лекарство уколом вводят внутрь глаза больного. Инъекции выполняют раз в месяц, первоначальный курс – 3 инъекции. После этого в большинстве случаев наступает фаза стабилизации, но необходимо наблюдаться у офтальмолога. Вот и всё.

В 2006 году авторитетнейшей в медицинском мире организацией FDA (Федеральная администрация по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов, США) луцентис был признан уникальным средством для лечения возрастной макулярной дегенерации.

Спустя еще два года - зарегистрирован и в России. Казалось бы, болезнь побеждена! Но люди продолжают катастрофически терять зрение. И причина проста: увы, в нашем городе мало кто может заплатить 150 тысяч рублей за три инъекции.

Препарат вне закона.

Существует ли сегодня в Петербурге хоть какая-то возможность для больного с возрастной макулярной дегенерацией бесплатно лечиться луцентисом? Ведь федеральной программы по ВМД сетчатки в России не было, и нет.

«Теоретически – да, такая возможность существует. В рамках ОМС лечение проводят в офтальмологическом Диагностическом центре № 7 на Моховой по направлениям главных районных офтальмологов, – говорит главный офтальмолог города, профессор Юрий Сергеевич Астахов.
В 2011 году его получили 143 пациента (им сделали по три инъекции), на эти цели было выделено 20 миллионов рублей. К сожалению, в 2012 году финансирование сократилось вполовину, и помощь получили лишь 72 человека. В наступившем 2013 году из запланированных 38,555 миллионов рублей пока ни рубля не выделено, хотя уже первое полугодие близится к концу.
Таким образом, за два года в Петербурге бесплатное лечение ВМД смогли получить лишь чуть больше 200 человек, а людей с этим заболеванием в нашем городе тысячи! Альтернатива – лечение за свой счет».

Больше «повезло» тем петербуржцам, у которых макулярный отёк вызван диабетом. Таких пациентов в рамках городской программы «Диабет» спасают от слепоты тем же луцентисом.

Как поясняет профессор Астахов: «Программа «Диабет» финансируется из городского бюджета и рассчитана на 2012-2014 годы. Затраты составляют около 50 миллионов рублей в год. В прошлом году было выполнено 1446 инъекций луцентиса – дорогостоящее лечение бесплатно получили 637 пациентов. В 2013 году по программе «Диабет» финансирование на лечение офтальмологических больных выделено в полном объеме».

И это ещё не вся соль на раны.

Не следует думать, что на Западе медицина финансируется столь щедро, что всех и каждого спасают дорогущим луцентисом. Отнюдь. Например, в Израиле им лечат в основном по программе добровольного медицинского страхования, то есть когда человек сам себе купил полис. В Западной Европе – например, в Германии, в Италии, в соседней Финляндии – в половине случаев используют луцентис, в половине – другое лекарство, тоже очень эффективное. Стоит оно в 40 раз дешевле луцентиса и называется «авастин» (на его основе, кстати, и разработали в свое время луцентис).

Изначально авастин был зарегистрирован во многих странах мира, в России в том числе, для лечения онкологических заболеваний толстой кишки, но в процессе лечения рака врачи и пациенты заметили, что препарат помогал и тем больным, кто страдал ещё и макулодистрофией сетчатки глаза: зрение заметно улучшалось!

После этого-то за рубежом и начали использовать авастин для инъекций внутрь глаза. И хотя фармацевтическая фирма так и не зарегистрировала авастин как офтальмологический препарат, тем не менее, в 2006 году в 30 штатах США его применение в офтальмологии было одобрено медицинскими страховыми компаниями – для использования «off label», то есть «по незарегистрированным показаниям».

Большинство страдающих ВМД в Израиле тоже проходят лечение авастином. В отделении по лечению сетчатки в Медицинском центре им. Асаф ха-Рофэ проводят около 450 инъекций авастина в месяц(!) для предотвращения слепоты от возрастной макулярной дегенерации.

Скажу больше: в России тоже часто использовали авастин – как и за границей это делалось «off label». Но недавно на него наложили запрет. Министерство здравоохранения РФ своими письмами и различные регулирующие органы постоянно и настойчиво запрещают применять авастин для лечения глазных болезней, мотивируя опасностью осложнений. Разрешён только луцентис.

На офтальмологической конференции в Петербурге довелось услышать такие слова: «В свете недавно принятого Закона об охране здоровья, если врач в России применит препарат авастин, то это будет «off label», то есть на сегодняшний день незаконно, а потому врачи никак не защищены: если, не дай бог, больной не получил от инъекций авастина ожидаемого результата и пожаловался, - врач пойдёт под суд. Из-за желания пойти навстречу больному».

Страшно представить себя на месте врача, который вынужден оставлять больных без должной помощи, который, зная, как лечить эффективно и недорого, не имеет на это права. А на дорогое лекарство денег в ОМС нет...

Российский министерский запрет на использование авастина появился не вдруг. «Ноги», по мнению многих экспертов, «растут» из-за рубежа, где широкое и эффективное использование офтальмологами разных стран дешёвого препарата вызвало беспокойство в рядах фармацевтических фирм. И они решили защитить своё монопольное право – запретить авастин, заставив врачей лечить ВМД только исключительно дорогим луцентисом.

Но на Западе запретительными директивами гражданское общество не напугаешь. Буквально несколько дней назад Европейское общество специалистов по сетчатке выступило с заявлением о том, что по инициативе итальянского Общества офтальмологов Антимонопольное управление страны начало расследование в отношении ряда зарубежных компаний – по предполагаемым манипуляциям на фармацевтическом рынке. Если текст заявления выразить в двух словах, то станет ясно: итальянские офтальмологи и Евросоюз ради спасения пациентов сплочёнными рядами выступили против сговора фармацевтов-монополистов. Врачи не собираются сдавать позиции.

Так что у наших больных остается шанс получить лечение авастином за рубежом, в Финляндии, например. Не так дорого и обойдётся. Только не надо потом задаваться недоуменным вопросом: и почему это наши люди едут в иностранные клиники?!

Арифметика беды.

Итак, что же делать?

Не будем говорить о моральном состоянии вдруг ослепшего человека, о проблемах, свалившихся на родственников – здесь всё и так понятно. Коснёмся финансовой стороны вопроса, ибо сплошь и рядом приходится слышать: бюджет, де, не резиновый, денег на всё не хватит... Давайте вместе посчитаем.

Люди, лишённые жизненно важного лекарства (дорогого ли, дешёвого ли), слепнут, а значит, становятся инвалидами первой группы. То есть за ними нужен особый уход: соцработники, социальные медсёстры – все будут задействованы – уже не по городским медицинским программам, а по социальным программам помощи.

Ослепший, ставший беспомощным человек часто заболевает и другими болезнями – от переживаний, от травм (падения, ожоги); и если он слёг и ему положена сиделка (как например, блокаднику, участнику войны), то ее услуги, из расчета 8 часов в день, обойдутся почти в 30.000 рублей в месяц на одного пациента. Из бюджета города! Плюс собственно медицинская помощь.

Плюс такая же помощь близким, ибо, как выяснили американские медики: при подобных семейных драмах ухаживающие родственники катастрофически теряют и собственное здоровье, и сами вскоре становятся пациентами.

Если мы всё это сложим, то выяснится: городу гораздо выгоднее было бы срочно разработать и экстренно принять Программу по лечению макулодистрофии сетчатки глаза – по типу программ экстренной сердечно-сосудистой помощи, «Диабет», борьбы с ВИЧ и других, успешно действующих в нашем городе. Что же касается авастина, то здесь к решению вопроса надо подключить юристов: что мешает нашим страховым компаниям одобрить его применение, как в США и Европе, – «по незарегистрированным показаниям»?

Целесообразно также создать Фонд помощи по лечению таких пациентов. Во-первых, это поддержит людей, ибо снимет страх больных и их родных перед грядущей слепотой, улучшит качество жизни многих семей. Во-вторых, существенно сэкономит бюджетные средства города по уходу за всё новыми и новыми инвалидами.

Если же оставить всё, как есть, то получится, что из двух зол город выберет... оба. Ибо в результате – ни гуманизма, ни экономии бюджетных средств.

Кстати, вот ещё полезная информация: похоже, монополия луцентиса долго сохраняться не сможет – кто-то да изобретёт более дешёвое средство. Уже известно о заявлении китайских фармацевтов о том, что препарат для лечения ВМД почти готов, и в ближайшие годы они своё население им обеспечат. Не исключено, что России еще придется его покупать...

Несколько других зарубежных фармкомпаний идут по этому же пути. Так что альтернативные варианты будут. Возможно и городская Программа помощи больным ВМД потребуется всего на два-три года – до момента, когда врачи, фармацевты и политики найдут всех устраивающий, более дешёвый вариант.

Нина АНДРЕЕВА–РОСС, Газета Санкт-Петербургские Ведомости от 23.04.2013г.


Примечание: 

Новости офтальмологии Ophthalmology news portal organum-visus: раздел международного офтальмологического портала Орган зрения – The International Ophthalmic portal www.organum-visus.com

Внимание! Данная информация предназначена исключительно для ознакомления. Любое применение опубликованного материала возможно только после консультации со специалистом.




Разрешается некоммерческое цитирование материалов данного раздела при условии полного указания источника заимствования: имени автора и WEB-адреcа данного раздела www.organum-visus.com

Кликни на рисунок, увеличь изображение, запусти слайд-шоу.

Галерея: webvision.med.utah

Материал подготовил Голубев Сергей Юрьевич.